Немного истории. Первые упоминания о Шкворце датируются 1279 годом, когда Домаслав, камердинер королевы Кунгуты Ростиславовны, построил крепость. От постройки этого периода остались вырубленный в скале глубокий колодец и внешняя крепостная стена. В XIV веке, назначенный папой Бонифацием IX, пражский архиепископ Вольфрам достроил часовню и готическую башню с разводным мостом и сделал замок своей резиденцией. Следующим владельцем замка был королевский прокурор Клинштейн, при котором Шкворец получил статус города.

В 1623 году владельцем замка становится Карл фон Лихтенштейн – родоначальник княжеской фамилии Лихтенштейнов, верный подданный Габсбургов в годы Тридцатилетней войны, получивший от императора княжеский титул. Первый среди Лихтенштейнов кавалер Ордена Золотого руна.. Лихтенштейны владели замком вплоть до 1927 года. Наиболее деятельно занималась его обустройством Мария-Терезия Савойская (1694—1772), выданная замуж за племянника фельдмаршала Евгения Савойского — графа Суассонского из младшей ветви Савойского дома. Трудами Марии Терезии в Шкворце появились костел святой Анны, статуи святого Доната и святого Прокопа, а замок получил статус дворца. Именно в этот период его стали называть Савойским замком. Уже в 1734 году, со смертью единственного сына хозяйки замка, суассонская ветвь Савойской династии угасла и перешла французской короне. Последним “именитым” гостем замка был бежавший от гнева русской императрицы Екатерины Алексеевны франкомассон – Джузеппе Бальзамо, более известный как авантюрист и мистик – граф Калиостро.

Сегодня  Замок Шкворец, он же Савойя (Savoia Castle), принадлежит итальянско-русской семье и представляет собой необычный и очень приятный микс культур, в котором прекрасно уживаются и гармонично дополняют собой друг друга итальянская красота и чувство стиля, чешское спокойствие и русская широкая душа.Замок пользуется большой популярностью у модных фотографов, декораторов, успешных свадебных организаторов. Каждую неделю здесь проходит что-то интересное и необычное. Например, уроки этикета для детей и взрослых с известным Ладиславем Шпачкем (Ladislav Špačka) – бывшим советником президента Вацлава Гавла и  автором множества книг о этикете и успешных коммуникациях. Или концерт классической музыки  в исполнении почетных музыкантов чешской филармонии – скрипача Яна Квапила (Jan Kvapil) и виолончелиста Владимира Маноушка (VladimírManoušek).

Попадая в замок Савойя, вы, словно Алиса в Зазеркалье, перестаете отслеживать время и понимать, в какой точно стране сейчас находитесь: Чехии, Италии или гостеприимной Грузии. Мы провели в этом заколдованном месте целый день, беседуя с хозяином, который, безусловно, и чудаковатый Шляпник, и добрый волшебник, и саркастичный юморист – в одном лице. Знакомьтесь, друзья, Дмитрий Еремеев – владелец замка Савойя.

– Дмитрий, расскажите, пожалуйста, как Вам однажды пришла идея купить замок? И почему именно в Чехии?

Жена сказала «спальня маленькая (смеется), хочу больше»! Пришлось купить замок. Если серьезно, отвечая на вопрос: “почему Чехия”, все просто – здесь у нас были определенные жизненные якоря. Например, отец моей супруги Моники – Антонио, был хозяином первого итальянского ресторана в Праге, популярного на протяжении 20 лет. Том Круз, во время съемок фильма «Миссия невыполнима» оценил настоящую итальянскую кухню: все четыре месяца съемочная группа обедала и ужинала только там. Это был первый якорь. Второй якорь был, когда в 1996 году я получил гранд в чешском университете, а в 1999 году, по окончании гранта, у нас с женой встал вопрос, куда мы хотим поехать дальше, где хотим обосноваться. Мы выбирали между Нью-Йорком, Питсбургом, Флоренцией, Москвой и Прагой. Оказалось, что я по какой-то причине не хотел в Москву, Моника не хотела в Италию, оставались Питсбург и Прага. Я чувствовал, что Питсбург уже не совсем мой город, хоть я там и учился в свое время, но было ощущение, что я из него вырос и даже в какой-то степени перерос. А вот в Чехии мне очень комфортно. Да, звучит прагматично, но это правда, Прага – город, в котором мне удобно, где все работает, отсюда удобно летать по всей Европе, и да, чешский язык – это тоже немаловажный фактор.

[ngg_images gallery_ids=”1120″ display_type=”photocrati-nextgen_pro_horizontal_filmstrip”]

– По вашим внутренним ощущениям, что дает покупка замка? Что поменялось лично у Вас после того, как вы приобрели замок?

Честно говоря, замок в Чехии не поменял наш стиль жизни, он его стабилизировал, ведь у нас есть замок в Тоскане – наше родовое гнездо. Поэтому, когда мы решили обосноваться в Чехии, для того, чтобы чувствовать себя здесь максимально комфортно, прочувствовать ощущение «как дома», ну и опять же, чтобы у жены была большая спальня, к которой она привыкла (смеется) … все факторы сошлись воедино и так появился замок Шкворец. Мы просто шли к тому уровню комфорта, к которому привыкли. Я, скажем, не понимаю прожигание денег на Парижской (улица с самыми дорогими магазинами в Праге.-прим. автора) в магазине Версаче. Не могу сказать, что на мне сейчас дешевые вещи, но мне не важны бренды, я всегда срезаю лейблы с одежды. Вот отдать 500 евро за кирпичи, которые нужны во время реконструкции замка, мне не жалко; но мне жалко те же 500 евро отдать за еще одну пару ботинок. Зачем? Ведь у меня уже есть ботинки. Понимаете, для меня ценность – это не драгоценности, купленные вчера в дорогом магазине ювелирных украшений, или дорогие машины и вещи. Настоящая ценность — это сохранить историю так же, как мы сохраняем и передаем по наследству семейные реликвии, украшения, музыкальные инструменты.

Возвращаясь к вашему вопросу об инвестициях. Если у любого инвестора есть свободные деньги, не банковский кредит и, если его устраивает, как и меня, относиться к замку как образу жизни, а не только как к бизнесу – тогда: да, замок это очень удачная инвестиция с большой моральной составляющей. Ведь говоря об инвестициях, мы говорим не только о деньгах. По сути, что важнее: выпить бутылку дорогого вина и потратить кучу денег в ресторане, или вкладываться в восстановление замка и получить благодарность и признание министерства культуры? Для меня ответ очевиден.

– Замок для вас это, в первую очередь, образ жизни? 

Для меня замок это десять лет моей жизни, – именно столько продолжалась его реконструкция. Когда я говорю о десяти годах жизни, то имею ввиду половину своей сознательной, осознанной жизни. Поэтому, безусловно, замок это образ жизни.

– Если все же мы посмотрим на Савойя Касл с точки зрения бизнеса, какие подводные камни поджидали вас здесь, чего стоило бояться и опасаться, чего нет?

Самая главная проблема … хотя, нет, не проблема, задача – договориться с разрешающими органами о покупке и реконструкции замка. Мне повезло. Мне  вообще в жизни везет на людей. Человек, который занимался этим и от подписи которого зависело будет этот замок моим или нет, задавал мне вопросы, типа: «Стены ломать будешь готические? – «Нет, не буду». И, говорил я это совершенно искренне, потому что для меня самого было важно сохранить как можно больше. Сохранить все, что возможно и должно быть сохранено. Мы спорили, но у нас, скорее всего,  были академические дебаты, чем война. В чем-то мы находили компромисс, а некоторые вещи пришлось делать так, как хотели чиновники из института охраны памятников. Хотя сегодня я понимаю, что во многом они оказались правы, и я очень признателен этим людям за такой хороший опыт, за активное участие и неравнодушие. Порой мы уезжали из замка в 21 час вечера, а их рабочий день при этом до 18, но мы решали важные вопросы, по сути мы решали дальнейшую судьбу замка, поэтому никто не спешил домой. Если еще говорить о «сюрпризах», то не совсем «ожиданными» были для меня жалобы со стороны местных жителей. Кому-то не понравился мой двухметровый забор – слишком высокий, хотя по документам он должен быть еще выше – пять метров … ну и так далее. Люди есть люди, и всем не угодишь. Поэтому на подобные выпады со стороны местного населения нужно реагировать спокойно, относится к этому философски. Я считаю, что с памятниками архитектуры не должен иметь ничего общего тот, кто с ними не имеет ничего общего. Если хочется сразу разломать стены и пол, залить все бетоном и застелить мрамором, и чтоб все золотом блестело, тогда замок покупать точно не надо! Лучше постройте что-то новое, то, что не требует душевных сил, специальных знаний и желания этим жить.

– Если продолжать тему бизнеса, скажите, насколько успешен такой вид бизнеса, как «замковый отель»? И вообще замок как отель может ли быть успешным бизнесом  по  – Вашему мнению?

Если говорить о сегодняшнем дне и о замке только в контексте бизнеса, я считаю, что это –  абсолютно успешный бизнес. Вопрос только в том, что люди ленивы, но при этом ценят время, а еще хотят жить свободно, такой вот парадокс. К сожалению, в Чехии мы видим такие примеры, когда владелец замка-отеля перестал вдруг контролировать свой бизнес, жить им, дышать им и уровень сервиса резко снизился. Очень важно расположение: какая дорога ведет к замку, насколько удобно до него добираться людям. Например, от нас всего 40 минут до Праги, у нас очень удачное расположение,  и с точки зрения бизнеса для меня это было важно.  Расположение напрямую связано с целевой аудиторией. Кто это: туристы, чехи – местные жители, экспаты. От целевой группы зависит «тематика» замка-отеля, на чьи потребности и запросы вы будете ориентироваться.

– Какое напутствие можете дать человеку, который хочет купить замок, что можете посоветовать и от чего, возможно, предостеречь?

С тещей пусть пойдет посоветуется (смеется). Я вот тещу первую привез замок посмотреть. Она ходила долго смотрела, а потом сказала: «Раньше одна я знала, что ты м…ак, а теперь все об этом узнают».  Я оптимист по натуре, даже когда все плохо – это тоже хорошо. Как-то во время реставрации замка я сказал жене: “Если со мной вдруг что-то случится, единственное чего я хочу, чтобы ты не продавала замок в том состоянии, в каком он есть”. Сейчас замок абсолютно готов и, порой  люди хотят его купить, но я не продам. Потому что не вижу смысла.

– Не продадите ни за какие деньги?

А смысл? Для меня, что 2 миллиона евро, что 20 – это, по сути, просто бумажки. Что с ними делать, у меня есть все, что нужно для жизни. Мне не нужен бриллиант в носу, ракета тоже не нужна, есть черную икру каждый день без остановки я не хочу. Все это плотские амбиции. Замок – не из разряда плотских амбиций, хотя это тоже амбиции, и это говорит об определенном уровне комфорта и образе жизни. У меня в гараже стоит роллс-ройс, но при этом я спокойно могу ездить на мотороллере, потому что он «кушает» мало бензина, а чаще всего езжу на «смарте», по тем же причинам – экономия бензина и удобство парковки. На роллс-ройсе, конечно, тоже могу поехать в магазин.

– Поехать в магазин на роллс-ройсе это такой эпатаж?

Сейчас уже вряд ли это эпатаж. Просто не было другой машины под рукой. Я бы и на тракторе поехал! Вот! На тракторе – это эпатаж! У нас в парке стоит настоящий трактор, скажу вам, он производит больший фурор и вызывает больший восторг у гостей, чем роллс-ройсJ

– Скажите кто Ваш любимый автор или книга?

Гоголь, «Мертвые души» – это то, что позволяет мне жить сегодня. Есть даже идея поставить это произведение на сцене, но в современной трактовке. Такую книгу, на мой взгляд, надо популяризировать. Я знаю, каждую фразу, для меня это – кладезь остроты.

– А музыка? Что вы слушаете?

24 часа я живу в музыке, для меня музыка — это моя жизнь, параллельный мир, я засыпаю в наушниках. Сейчас из любимых композиторов – Гендель, когда-то Моцарт, Бах… с музыкой сложно, ведь это всегда вопрос момента, настроения, сейчас вот могу включить «Богемию», а потом сразу Пугачеву. У меня жена обожает ее песню «Позови меня с собой», каждый раз слушает и плачет, даже по-русски ее выучила. Музыка – это, пожалуй, единственное, что нельзя убрать от человека. Можно заткнуть уши, но это не значит, что музыка перестанет играть.

– Живопись?

Есть картины, которые меня потрясли в детстве, например, Куинджи «Ночь на Днепре», Иванов «Явление Христа народу». Я не знаю, почему именно это меня потрясло, может быть просто связано с какими-то яркими воспоминаниями из детства. Мое второе образование – история живописи и архитектуры;  может быть, именно поэтому у меня такое отношение, знаете, как у доктора, которого уже ничем не удивишь.

– Кто вы?

Наверное, я не состоявшийся музыкант, у которого фантомные боли. Все, что я делаю: моя преподавательская деятельность в университете, история искусств, архитектура, замок – все это от любви к музыке. У меня в замке штук восемь роялей, для меня это составляющая часть жизнь. Для меня могут быть абсолютно пустые стены, но если в этом зале играет музыка, есть акустика,  – мне больше ничего не надо. Я не музыковед,  потому что это – профессия, не музыкальный критик, не музыкант, я просто живу в музыке.