Кладоискатели помогают восстанавливать исторические ценности

Их называют кладоискателями. Они проводят целые часы в пристальном поиске в лесах, на полях и лугах с одной только целью: чтобы что-то найти.


Каждую неделю в чешских деревнях слышны звуки сотен квакающих и пикающих металлоискателей. Подобно рыбакам, которые должны «высидеть» свой улов, кладоискатели свою добычу могут найти лишь путём долгих блужданий с детектором, реагирующим на металлические предметы.
Считается, что в Чехии таких энтузиастов под двадцать пять тысяч. Но действительно заинтересованных с благой целью – гораздо меньше. Любую свободную минуту они посвящают поискам, а если не работают с металлоискателем, то изучают местность, ее историю по архивам и старинным книгам. Но такие люди составляют лишь около одной десятой доли от общего числа кладоискателей.
В начале девяностых годов кладоискательство не было распространенным, поскольку единственно откуда можно было заполучить детектор – это выписать его из-за рубежа. Но дело это было недешевым и не всем доступным. Технологии сегодняшнего дня не являются секретом ни для кого, поэтому каждый желающий, купивший металлоискатель, включается в популярную современную игру «найди клад».
«Даже на первый взгляд понятно, что количество охотников за сокровищами увеличивается и на этот вид искательства есть большой спрос», – говорит археолог Регионального музея в Высоком Мыте и кладоискатель Дэвид Вих.
«Страсть к кладоискательству объединяет людей, которые в противном случае, вероятно, никогда бы не встретились. Сообщества поисковиков очень разнообразны. Начиная от простых рабочих, предпринимателей, заканчивая профессорами. Я знаю даже двух сенаторов», – говорит Адам Krejcik, редактор издания «Детектор Ревю».


И что у нас можно найти? Помимо пробок от пива, часто под землей бывают скрыты значки, медальоны, различные религиозные, ювелирные изделия и монеты. Но следует, правда, учитывать, что любое археологическое открытие принадлежит государству и должно быть отдано в национальный фонд. «Возможно, такие монеты обнаруживают в знаменательных местах, которые еще предстоит открыть в историческом смысле», – добавляет Адам Krejcik.

Нашел клад, получи 276 крон

Многие предпочитают ходить в бывшей Судетской области. Ее территория переплетена со старыми торговыми путями и скрытыми тропами, ведущими бывших паломников сквозь опасные леса, поскольку там на протяжении веков шли вооруженные столкновения противоборствующих войск.
Шесть лет назад Эмиль Мали участвовал в поиске реликвий Второй мировой войны в Святом Кресте у Хеба. Вместо этого он нашел серебряный клад, припрятанный в маленьком углублении. Своего первооткрывателя тайник в тихом лесу ждал восемьсот лет.
Уникальная находка из 90 пфеннигов hallských, датированных XII и XIII веками, была честно отдана музею Хеба. «В соответствии с заключением археолога доктора Себества, монеты эти были бесценны. Но не нумизматически, а в качестве исторического факта. Благодаря им, позднее удалось более или менее точно установить дату присоединения Хеба к Чехии», – говорит Эмиль Мали, глава клуба исторических охотников.
За свою сенсационную находку Эмиль получил в качестве награды, в соответствии с действующим законодательством Чехии, 276 крон. «Когда я передал монеты, я примерно рассчитал, какая сумма вознаграждения мне будет положена. Я специально хотел этот случай обнародовать и задокументировать», – говорит он.
Эмиль добавляет, что для него дело было не в деньгах. Он хотел бы обратить внимание, главным образом, ответственных лиц на несовершенство законодательства в плане государственной помощи памятникам. Такое положение дел не всем нравится и против подобного закона выступают многие. «Плохой закон ущемляет права людей, которые передают свои находки в музеи. Именно поэтому не каждый поисковик старается все сделать, как положено, в результате чего предметы исторического значения, имеющие огромную ценность, бесследно утрачиваются», – утверждает Мали.
В случае с серебряными монетами вступились Карловы Вары. Здесь высоко оценили гражданскую позицию Эмиля Мали и заплатили ему около четырнадцати тысяч крон – до десяти процентов от оценочной стоимости клада. И всё-таки Эмиль недоволен: «Общие принципы оплаты кладоискателям за их труд не изменились».
Эмиль Мали не считает, что все охотники должны быть святыми. Но он давно находится в этой среде и знает, что большинство кладоискателей – достойные и честные граждане, сдающие результаты своих находок в музеи.
Повернется ли государство лицом к тем, кто своим трудом восстанавливает утраченную историю Чехии?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

-->